Валерия Лебедева: «Поступление в ВоГУ было спонтанным, но лучшим решением»

Выпускница ВоГУ, победительница конкурса «Студент Вологодской области-2017»,  сотрудник архангельской благотворительной организации «Время добра», фотограф, дизайнер и путешественник. Это все о ней, о выпускнице Института социальных и гуманитарных наук ВоГУ Валерии Лебедевой.

В настоящее время девушка занимается  восстановлением 100-летнего дома в деревне Белозерского района, в которой  Василий Шукшин снимал «Калину Красную».

Лера – филолог по образованию, поступление в ВоГУ она  называет «спонтанным, но лучшим решением»

О работе и творчестве, любви к северной деревне и путешествиям, создании новых туристических уголков в Вологодской области  Валерия Лебедева рассказала медиапорталу «АудиториЯ».

– Лера, как  возникла идея отреставрировать дом в Белозерском районе? Почему именно эти места?

– Деревню Садовая нам открыл папа. Он ездил туда на охоту, потом стал владельцем охотхозяйства в Белозерском районе. Рассказал, что в Садовой снимали фильм «Калина красная». Мы его часто дома смотрели. Папа очень любит творчества Шукшина. То, о чём говорил Василий Макарович, близко и мне, и маме, и двум младшим братьям.

Год назад папа привёз нашу семью в Садовую. Мы влюбились в эти места,  особенно в озеро.  А потом выкупили там гостевые дома. И понеслось…

Весной начали модернизацию зданий и территории. Там всё грустно было. Как и с индустрией гостеприимства в районе. Никто из нашей семьи не работал в этой сфере, но мы просто понимали, что надо любить людей, которые к тебе приезжают.

В какой-то момент мы увидели на «Авито» продажу дома в той же деревне. Невероятного! Огромного! Очень добротного!

Наследница того человека, который его строил 102 года назад, живет в Санкт-Петербурге. Когда мы решили купить дом, я сказала, что мы можем предоставлять ей проживание в доме раз в год, например. Всё-таки семейная история. Она сказала, что не хочет видеть, как умирает деревня, в которой она провела все детство.

Меня это задело. Я тоже не хочу это видеть, поэтому буду что-то делать. Пусть деревня Садовая и не моя родина.

– Раньше в доме был музей. Вы сохраните его или создадите в нем что-то другое?

– Да, в доме был музей деревенского быта. Потом его закрыли – видимо, был маленький поток туристов. Благодаря заботе музейщиков дом сохранился в довольно неплохом состоянии, но в некоторых местах прохудилась кровля, где-то нужен ремонт нижних балок.

В доме – огромное количество предметов деревенского быта, примерно, около сотни экспонатов. Это – прялки, сундуки, проигрыватели, элементы одежды, есть даже ткацкий станок и телега.

Главный шедевр в доме, на мой взгляд, это стол.  Он огромных размеров, за ним  можно разместить порядка двадцати человек. Это же здорово – обедать всем вместе, звать друг друга на ужин. Обожаю такие традиции в семье и в любом другом коллективе.

Некоторые предметы требуют реставрации, что-то срочно нужно спасать от жука-древоточца.

Мы не хотим делать в доме именно музей. Таких, представляющих деревенский быт, много. И много некачественных, клюквенных. Но выставочное пространство в доме однозначно будет. Только более живое и современное. Не хочется законсервировать дом, чтоб все смотрели из-за красно-белой ленты на воссозданный интерьер дома.

Дом Головкина должен стать арт-резиденцией – пространством для реализации творческих идей. К нам уже приезжали талантливые ребята с разных уголков страны – реставратор и координатор проекта «Том Сойер Фест Кимры» Алексей Молчанов, представители проекта «Бюро АрхДвор» Антон Николаенков и Мария Левченко, представители Ассоциации волонтёрских центров России и многие другие.

Проще говоря: творческие люди кидают заявку на конкретное направление, допустим «живопись». Приезжают к нам, живут бесплатно в старом доме или в гостевом, но проводят лекции/мастер-классы или создают какие-то работы, может, готовят выставку.

За деньги могут остановиться у нас и туристы.

В арт-резиденции мы планируем создать  ремесленную лавку, где будут  продаваться изделия местных мастеров, а также фермерские продукты. Сейчас мы реализуем свои сувениры и продукцию проектов «Мир Игр», «Эковологда», «LipinWood» и фонда «Крохино».

– Какие у вас еще идеи для  преображения деревни Садовая в самобытный туристический уголок?

– Сейчас я подала заявку на грант для реализации проекта деревенского молодёжного арт-кампуса «Печки-лавочки», такого выезда для сотворчества, созидания, сопроектирования. Будем вместе с молодыми и заинтересованными в развитии малых территорий людьми думать, как грамотно организовать пространство, какими должны быть арт-объекты и, а ещё сочинять песни, танцевать, фотографировать…

Кроме дома, меня волнует судьба церкви недалеко от нашей деревни. Если будет поддержка – займёмся ее консервацией. Пока хотя бы субботник там проведём, уберём поросль и мусор.

Дом Головкина и гостевые дома мы объединим под общим названием «Центр творчества и гостеприимства «Мериново». Так раньше называлась деревня, потому что держали много лошадей. Будем возвращать настоящую историю, чтоб место было не только как декорация к фильму. И лошадь заведём обязательно.

– Судя по вашей ленте в социальных сетях, вы много путешествуете по Северу России? Почему Север, а не популярный юг?

– Север люблю, наверно, потому что корни северные. Люблю его за глубину, за белые ночи, за красивые холодные зимы и горячие сердца жителей и, конечно,  за деревянную архитектуру.

Но путешествую я не только по северу нашей страны.  Я только что побывала в  Омске и Новосибирске, а сейчас – я  на Алтае. Путешествия меня подпитывают, тренируют глаз и немного выживаемость, так как езжу я чаще автостопом. Мне нравится уличная и народная культура, я много хожу пешком и погружаюсь в места, в которых бываю.