«Хотел жениться после командировки», – рассказала мама погибшего разведчика, выпускника ВоГУ Артема Пракшина

Артем погиб в ходе специальной военной операции на Украине, он обеспечивал гуманитарный коридор для выхода мирных жителей.

Трагическая реальность ворвалась в жизнь вологжанки Елены Илюхиной 17 мая. В этот день она, воспитатель детского сада, многодетная мама, была на работе. Раздался звонок на мобильный телефон, неизвестный мужчина сообщил, что старший разведчик Артем Пракшин погиб, выполняя свой воинский долг на Украине. Женщина закричала от горя… А потом несколько часов провела в состоянии страшной тревоги и одновременно отчаянной надежды: а вдруг это чья-то бессердечная шутка, новая легенда телефонных мошенников? Новый разговор с командиром развеял призрачные надежды: сын Артем погиб под Харьковом.

Лидер с детства. Молодой человек с задумчивым умным взглядом смотрит на нас со странички Елены Илюхиной в социальной сети. Женщина выкладывает снимки сына, чтобы разделить свое горе с людьми: «Как я без тебя, мой родной?», «Горжусь сыном», «Самые лучшие моменты теперь только в памяти…», «В душе пустота, в сердце пустота…» Невозможно это читать без слез!

Многодетная мама с теплотой в голосе вспоминает, каким добрым и светлым был ее мальчик. Учился в 37-й школе города Вологды, потом поступил в Вологодский государственный университет, который окончил в 2018 году. И несмотря на полученную мирную специальность (строительство, водоснабжение и водоотведение), Артем Пракшин выбрал военную стезю.

«Он даже не сомневался, кем хочет стать. Возможно, решающую роль в выборе профессии сыграл тот факт, что мой отец, Темин дедушка, был военным, — рассказывает Елена Илюхина. — Выбор стоял только в том, где именно он будет служить — в Псковской дивизии спецназа или в Ракетных войсках стратегического назначения. Он подписал контракт, выбрав Псков, где и жил последние несколько лет, приезжая к нам в Вологду, когда была такая возможность».

Артем занимался спортом — самбо и легкой атлетикой. По своему характеру был дисциплинирован и очень любил порядок.

«Тема с детства отличался лидерскими качествами, ему нравилось быть первым, — вспоминает Елена Юрьевна. — А еще он любил, чтобы все было четко и упорядоченно. Полина, его девушка, шутила, что он и ее к порядку приучил. Ему нравилось, чтобы вещи лежали на своих местах, вот такой аккуратист».

Несбывшиеся мечты. В составе спецвойск, где служил Артем, он дважды был в Сирии. О службе не рассказывал, лишь говорил, перехватывая полный беспокойства и тревоги взгляд матери: «Мамочка, не переживай, все будет хорошо».

На родине, в родительской квартире в Вологде, Артема ждали всегда. По приезде собирались тесным кругом: родители, сестра и брат, невеста Полина и два товарища Саша и Андрей, с которыми Артем дружил с детского сада.

«Он никогда не показывал, что его что-то тревожит или беспокоит, наоборот, улыбался, шутил и действительно верил, что все будет хорошо, — говорит Елена Илюхина. — Помню, как переживала, что у сына долго не было девушки. Еще спрашивала его: мол, когда познакомишь меня с избранницей? А он серьезно так мне ответил: „Мне нужна такая, как ты, чтобы порядочная была, не пила, не курила“. И нашел. Когда он привел домой Полину, чтобы нас познакомить, она мне с первого взгляда очень понравилась. У нас сложились очень теплые отношения: она меня мамой называть стала, хотя они с Темой не были женаты, встречались три года. И для родителей Полины Артем стал родным. Когда он приезжал, то во всем помогал, не боялся никаких трудностей. Они им очень гордятся».

Артем и Полина планировали стать супругами, как только он вернется из командировки. Мечтали подарить Елене Юрьевне внуков, которых она ждала. Но этим мечтам, мирным и светлым, не суждено было сбыться…

Как вспоминает Елена, с начала спецоперации на Украине она с ума сходила от беспокойства, потому что понимала — сына, скорее всего, отправят туда.

«Так и вышло, — рассказывает Елена Юрьевна. — Артем полтора месяца был без связи — не звонил, не писал ни мне, ни Полине. Потом вернулся, звонок, усталый голос сына в телефонной трубке: «Мам, мы в России». Я так поняла, что их сменили другие ребята, они отдохнули и снова вернулись на Украину. Последний раз мы разговаривали с ним 12 мая, Полина — 15 мая. А 17-го он погиб… Мне он сказал: «Мамочка, не переживай за меня».

«А еще обещал хороший подарок мне на день рождения — он у меня 2 июня. Я так думаю, что он планировал приехать домой, и это действительно было бы самым лучшим подарком на свете… Полине он писал в СМС, что очень хочет вернуться, но не может этого сделать. „Надо защитить людей“, — его слова», — Елена Юрьевна горько плачет.

Елена Илюхина работает в детском саду. Именно там ее застал телефонный звонок с неизвестного номера. Женщина признается, что услышав мужской голос, подумала, что звонят из банка.

«А мужчина, он назвался командиром, представился — но я ничего не запомнила, таким спокойным голосом на выдохе говорит: «С прискорбием хочу сообщить вам, что ваш сын Пракшин Артем погиб, выполняя свой воинский долг…» Я закричала не помня себя. Потом побежала домой. Сначала мы еще жили надеждой, что это неправда, может, это мошенники — Артем предупреждал, что они могут использовать такой циничный способ обмана. Вечером супруг перезвонил командиру, и тот подтвердил, что наш сын погиб… Сообщил, что произошло это под Харьковом. Там военные обеспечивали гуманитарный коридор, а разведчики шли впереди. Я благодарна Богу только за то, что мне привезли тело сына, и мы смогли достойно с ним проститься. Но даже держа в руках официальные документы о гибели Артема, я до последнего не верила, что он погиб, пока не увидела его…

Артема Пракшина похоронили через неделю после его гибели. Что помогает матери пережить страшное горе?

«Спасает только, что рядом дети, муж. На следующей неделе планирую возвращаться на работу в детский сад, знаю, что меня там очень ждут. Родители воспитанников меня очень поддерживают, пишут. Плечо подставили родственники, друзья, коллеги. Поддерживали и друзья Артема — Андрей, сын был у него на свадьбе, сослуживец Дмитрий, они приезжали на похороны, много рассказывали про Артема. Я держусь, но как только открываю в телефоне фотографии сына, горе обрушивается снова…»

Наш разговор снова прерывается, Елена Юрьевна пытается взять себя в руки, вытирает слезы:

«13 июня ко мне Полинка должна приехать. Мы с ней забрали из Пскова все вещи Артема. Гражданскую одежду отдадим в церковь, а парадную военную форму хотим предложить родной школе Артема, может быть, у них есть уголок или музей. Они проводили линейку памяти, посвященную Артему. Его очень тепло вспоминают и учителя в школе, и преподаватели в университете, мне, как матери, очень приятно читать эти строки… »

И завершить мы бы хотели словами, оставленными в группе школы № 37 в память об Артеме:

«Артем Пракшин был обычным парнем из простой семьи. Учился в нашей школе, имел много друзей, увлекался спортом, любил технику… Потеря тяжела, но, как ни горько это осознавать, именно такой ценой пишутся лучшие страницы в истории России. И среди лучших ее сынов навечно останется имя выпускника нашей школы Пракшина Артема».