Гурий Судаков: «Побывать в депутатах – это поучительно»

Сегодня в нашей стране отмечается День российского парламентаризма. Именно в этот день, 27 апреля 1906 года, в Таврическом дворце состоялось первое заседание Государственной Думы Российской Империи.

День российского парламентаризма – профессиональный праздник всех, кто представляет интересы граждан в представительных органах власти.

Люди, работавшие в разное время в парламентских структурах нашего города и региона, есть и в Вологодском госуниверситете. Среди них – профессор кафедры русского языка, журналистики и теории коммуникации ВоГУ Гурий Судаков.

Доктор филологических наук рассказал медиапорталу «АудиториЯ» о том, чему он смог научиться, работая народным избранником.

– Гурий Васильевич, расскажите о начале своей деятельности в представительных органах власти?

– Мой первый опыт депутатской работы пришелся на 1970-е годы в городском совете.  Это было время, когда претендентов в депутатский корпус набирали в зависимости от статуса и должности. В то время я был проректором по учебной работе Вологодского государственного педагогического института. В городском совете я возглавлял комиссию образованию.

– Какие вопросы решались в горсовете

– Я не сразу понял, как нужно там работать. Дело в том, что отношение административных работников к представительному органу было, выражаясь по Маяковскому, «плевое». Большой редкостью было то, чтобы директор школы пришел на заседание комиссии, и вообще все вопросы решал партийный комитет. Поэтому я обратился в горком партии с просьбой наладить связь с директорами образовательных организаций.

Вопросы в городском совете по большей части решались дежурные, так как все основные решения принимал горисполком  и городской комитет партии. А депутаты в основном голосовали за их решения.

Когда шел работать в горсовет, я полагал, что мы не просто будем голосовать, но и формулировать какие-то предложения в законодательные акты. Но на деле оказалось совсем по-другому…

– Гурий Васильевич, расскажите о самом плодотворном, на ваш взгляд, периоде работы депутатом?

– В конце 80-х годов мне дважды довелось представлять интересы жителей региона в Областном совете народных депутатов. Это был «многоголовый» по составу орган, включающий порядка 200 депутатов. 

Мы пережили два этапа его деятельности. Первый из них – «романтический». В это время мы искренне верили, что «вся власть принадлежит советам», поэтому решать все будем мы. Поначалу так и было, а потом, когда стала крепнуть бюрократия, Облисполком стал перехватывать инициативу, и «романтический период» быстро закончился. Стало понятно, что быстро в городе ничего не изменить.

Наступили 90-е годы и вместе с ними «реалистический период» – это время формирования нового государства. Совет народных депутатов заменило Законодательное собрание Вологодской области. В это время, продлившееся примерно до 1997 года, мы активно трудились над созданием нового регионального законодательства.

Гурий Судаков с коллегами из Законодательного Собрания области

Мы принимали Устав Вологодской области, законы, связанные с социальной политикой. Я занимал должность председателя Совета народных депутатов, затем возглавлял Законодательное Собрание Вологодской области, был председателем Комитета по социальной политике. В течение четырех лет наша комиссия выступила инициатором подготовки и принятия 20-ти областных законов. В их числе  был очень интересный закон «Об областной столице».  Нам удалось «увлечь» его подготовкой Департамент финансов.

Работая над законом, мы доказывали, что на Вологду, как областную столицу, ложится дополнительная нагрузка. Здесь проводится большое количество мероприятий разного уровня, поэтому нагрузка на общественный транспорт, точки общепита, больницы в Вологде повышена. А, значит, рассчитывать бюджетную обеспеченность жителя области и жителя Вологды нужно по-разному. Мы также пробовали писать закон об образовательном кредите, совершенно новом тогда понятии…

При работе над законотворчеством  мы поняли, что депутатский корпус из двухсот человек – это не эффективно. Поэтому количество депутатов сокращалось дважды, пока не достигло 30-ти. Привлекались к работе в ЗСО и студенты МГЮА, выступавшие в качестве помощников депутатов.

Вообще, для меня и моих коллег это была очень серьезная школа, мы многому «учились с нуля», к примеру, как грамотно читать закон. Мы приобретали юридические и социологические знания,  сами писали законы… Побывать в депутатах – это поучительно.

– А Вы изучали опыт работы в представительных органах власти в других странах?

В середине 90-х годов нас, депутатов, начали знакомить с деятельностью парламентов других стран. К примеру, ездили во Францию изучать, как там была организована социальная политика, в частности, медицинское страхование. А выглядела она так: врач в поликлинике выписывает пациенту  рецепт, где указана стоимость лекарств, тот, в свою очередь, их оплачивает. Через дорогу размещается дирекция страховой организации, где пациент может получить всю уплаченную сумму. Если возникают какие-то недоразумения с оформлением документов, то разбираются между собой страховая компания и больница.

– У Вас тоже есть чему поучиться. Приезжали ли к вам гости из других государств, чтобы перенимать опыт?

В 90-е годы «Российская газета» проводила конкурс «Идея для России», и я одержал в нем победу. В своей работе я изложил идею патриотизма. В связи с этим в наше Законодательное Собрание  начались «паломничества», к  нам стали приезжать известные люди и делегации. Одним из гостей был корреспондент немецкого журнала «Шпигель» Метке, который пробыл в Вологде три дня, написав впоследствии большой материал.

Затем приезжали американцы из Госдепа. В беседе с ними я спросил: «Чем вы хотите нас осчастливить? Нам не нужна американская массовая культура, от которой вы сами задыхаетесь».

Они, переглянувшись, ответили: «Наша делегация состоит из пяти человек, трое из нас – педагоги. США стали страдать от массовой культуры гораздо раньше, чем Россия, так что вы зря сокрушаетесь. На нас уже все «отработано».

– Вы были депутатом в разные эпохи, в том числе и переломные для нашей страны. Как, на Ваш взгляд, менялось отношение людей к власти?

– Рейтинг у депутатского органа всегда ниже, чем у исполнительной власти. Почему так? Человек ждет, что любая власть обязана ему сразу помочь. Но работа законодательного органа состоит в том, чтобы принять нормативный акт, с помощью которого можно помогать многим. А человек ценит, когда ему персонально оказывают помощь. Поэтому если он обращается  к главе области и получает положительный ответ, неважно от какого управления госоргана, то он думает, что ему оказал помощь руководитель области. Персонификация власти присутствует в сознании любого народа.

Юлия Милавина