Поль Лауретт: «В России очень много интересных и уникальных мест, которые стоит увидеть»

SONY DSC

Преподаватель Вологодского госуниверситета из Франции уже два года подряд путешествует по России, открывая для себя новые места,  памятники природы и архитектуры.

Поль Лауретт не ограничивается посещением только крупных городов  центральной части нашей страны, ему интересны и Карелия, и Поволжье, и Сибирь, и Кавказ.

О любви к спонтанным поездкам и об особом колорите городов и людей России преподаватель французского  языка рассказал медиапорталу «АудиториЯ».

– Почему Вы решили отправиться в путешествие по России?

– Второй год в летний отпуск я отдыхаю в  России. В прошлом году  был в Казани и Нижнем Новгороде. А в этом году сам коронавирус «велел» расширить географию моих русских путешествий, так как поехать во Францию оказалось невозможным.

– По какому принципу выбирали маршруты?

– Все было спонтанно. У меня есть старый путеводитель памятников ЮНЕСКО, посмотрел его перед началом отпуска, отметил несколько мест, сказав самому себе: «О, а здесь может быть интересно!».

– Какая точка на карте нашей страны оказалась стартовой?

– Мой вояж начался с Сибири. Я отправился на остров  Ольхон, берега которого омывает озеро Байкал. Там загорал на пляже… Я городской житель, поэтому походы с палатками и спуски на байдарках, за которыми все едут в Сибирь, не для меня. К моему удивлению, там оказалось много туристов, а я рассчитывал, что этот остров мало посещают. Но нет, по числу туристов он может конкурировать с Сочи.

Две ночи провел в Иркутске. Это – очень интересный и красивый город, он напомнил мой родной Париж. Там очень много старинных европейских зданий. В Иркутске, как и Париже, есть главная улица, на которой расположено множество магазинов и кафе. Меня удивило, что на улицах много бурятов и китайцев.

Второй точкой моего летнего путешествия был Санкт-Петербург… Я очень люблю смотреть оперу в Мариинском театре, поэтому при любой возможности стараюсь посетить город на Неве. В Питер приехал в августе. Обычно в это время театральный сезон закрыт, но в этом году в связи с пандемией многие границы стерлись, либо передвинулись. Поэтому Мариинский  был открыт для посетителей. Я увидел оперу «Аида» Джузеппе Верди и «Онегин» Петра Чайковского.

Из Санкт-Петербурга направился в Великий Новгород. Мне хотелось увидеть первую столицу России. Пробыв там день, поехал в Псков и завершил путешествие по Северо-Западу в городе Старый Изборск. Я узнал, что в этом маленьком городе Андрей Тарковский снимал фильм об иконописце Андрее Рублеве. Поэтому не мог проехать мимо этого места.

– Какой из памятников архитектуры запомнился больше всего, может быть, оказал на вас самое сильное впечатление?

– Самый необычный памятник, оставивший яркое впечатление в моей душе, увидел в Карелии. Это – архитектурный ансамбль «Кижи», расположенный на одноименном острове в Онежском озере. Для меня этот памятник №1 в России. До того момента никогда не слышал о нем, и не понимаю, почему в Европе о нем не знают.

Вообще в России очень много интересных и уникальных мест, которые стоит посетить. Но, по моим наблюдениям, русские, как и французы, предпочитают ездить к берегам Турции.

– Расскажите, удалось посетить все, что запланировали? 

– Не совсем… После «Кижей» хотел отправиться дальше на Север, до Соловецких островов. Но туда впускают только с медицинской  справкой, подтверждающей то, что я не болен коронавирусом. Такой справки у меня не было, поэтому посещение Соловков пришлось отложить.

– Знаю, что особую главу в истории ваших  летних путешествий занимает поездка в Дагестан. Расскажите, почему вы ее так выделяете?

– Я очень мало знал о Дагестане. И во Франции, и в России меня предостерегали о том, что в там очень опасно, повсюду – террористы. Для иностранца такой вояж может быть очень опасным. Но я рискнул. До места добирался на самолете. Совершая посадку в аэропорту Махачкалы, первое, что увидел, еще из окна иллюминатора,  было  Каспийское море, красивое и большое.

Дагестан мне напомнил Турцию. Люди очень приветливые и спокойные, запросто могут подойти к тебе на улице и поприветствовать тебя и что-то спросить, например, откуда приехал… Мифы о Дагестане, как об очень опасной территории, мне показались даже смешными.

– Какие туристические места вы посетили в кавказской республике?

– Перед тем как ехать, я не стал изменять своей привычке, и посмотрел в путеводитель с  памятниками, внесенными в список ЮНЕСКО. Среди них есть Дербентская крепость, являющаяся   частью грандиозной оборонительной системы, защищавшей народы Закавказья и Передней Азии от нашествий кочевников с севера.

Дербент мне понравился в целом как город, самобытный и красивый. Понравились и люди. Одним из ярких впечатлений стала для меня езда на машинах. Местные мне говорили: «У нас машины хорошие, но дорогие русские». Я таких зигзагов на дорогах никогда не видел, на трассах, кто как разъезжается.

Поль Лауретт с гидом в горах Кавказа

Кроме Дербента посетил Сулакский каньон. Это один из самых глубоких каньонов в мире и самый глубочайший в Европе, его глубина достигает до двух километров.

Удивительно, но в Дагестане я встретил человека, говорящего по-французски. Ею была хранительница музея, пожилая женщина, которая когда-то в школе изучала французский язык. Она заплакала, когда встретила меня. Я был первым человеком, с кем она общалась на французском языке.

– А вы оценили кавказскую кухню?

–Кухня не плохая. Мне понравился шашлык, лепешки чуду. Это вкусно, но я больше предпочитаю европейскую кухню.

– А в Дагестане соблюдался масочный режим?

– Там носили маски, но это больше была формальность. Местные жители, как правило, натягивали ее на подбородок. По моим наблюдениям, в Вологде  жители тоже относятся  к правилам безопасности против пандемии не очень серьезно. Во Франции, напротив, с соблюдением масочного режима очень строго. В маске нужно ходить практически везде, причем надевая ее по всем правилам, прикрыв нос и рот.  Поэтому рад, что я здесь…

Юлия Шитова